Рост цен на золото — не «пузырь»

23.11.2010 Источник: "Ведомости"

Автор: Александра Терентьева

Тай Берт, Kinross Gold «В России правительство работает быстрее, чем в других странах».

Тай Берт, президент и главный исполнительный директор Kinross Gold. Родился в 1957 г. в Онтарио (Канада.). Окончил Школу права Осгуд-холл в Торонто, имеет степень бакалавра искусства Гвэльфского университета. В 1986 г. начал карьеру в BMO Nesbitt Burns 1995 управляющий директор BMO Nesbitt Burns 1997 председатель совета директоров Deutsche Bank Canada, управляющий директор по металлургии и горной добыче в Deutsche Bank 2000 президент Cartesian Capital Group 2002 зампред совета директоров Barrick Gold 2005 президент и гендиректор Kinross.

Менеджеры Kinross Gold не думали, что кризис продлится долго. Поэтому в разгар кризиса Kinross вложила свободные средства в акции Harry Winston Diamond Corp, а через год втридорога продала их прежнему владельцу

Кinross — единственный из мировых золотодобывающих гигантов, кто активно работает в России. В прошлом году «дочка» Kinross — Чукотская ГРК стала второй в России компанией по объемам добычи драгоценного металла. Президент Kinross Тай Берт находит, что инвестиционная среда в России — одна из самых привлекательных, что здесь — будущее мировой золотодобычи, и уверяет, что сотрудники его компании за 15 лет работы не сталкивались с коррупционерами. Тем не менее идеи о том, как повысить привлекательность горнодобывающего бизнеса в России, у Берта есть, и он поделился ими с «Ведомостями».

— Если сравнить страны, где работает Kinross (США, Канада, Бразилия, Чили, Эквадор), инвестиционный климат какой из них наиболее схож с российским?

— Фраза, наиболее точно определяющая наш метод ведения бизнеса, звучит так: «Мы идем туда, где есть золото». Поэтому Kinross постоянно мониторит ситуацию в различных странах на предмет благоприятных условий для ведения бизнеса. Мы сравниваем условия и в тех странах, где уже работаем. Могу сказать следующее: и США, и Бразилия, и Чили располагают благоприятными условиями, но Россия имеет много преимуществ — например, значительные запасы экстрагируемого золота, укоренившиеся традиции освоения минеральных ресурсов и очень опытные кадры. Региональные власти и федеральное правительство поддерживают нас, и мы работаем по достаточно низким налоговым ставкам. По сравнению с другими странами, где мы ведем бизнес, Россия имеет самый низкий налог. Недавно мы инвестировали значительные средства в Западной Африке, Мавритании и Гане. По нашему мнению, эти страны тоже предлагают привлекательные условия для бизнеса.

— Тем не менее Россия имеет один из самых жестких режимов в отношении иностранных инвесторов, и Kinross тоже не против получить некоторые послабления. Для получения разрешения на разработку месторождения компаниям требуется пройти через многоэтапную процедуру согласования. Разве вам это не мешает?

— Работа в горнодобывающей промышленности неизбежно требует определенного количества бумажной работы вне зависимости от страны. Российские власти, с которыми приходится общаться Kinross, активно с нами сотрудничают. Мы считаем естественным то, что на рассмотрение документов чиновниками требуется много времени, так как им необходимо учесть и проверить все детали. Кроме того, в России установлены достаточно приемлемые сроки рассмотрения документов, необходимых для запуска нового объекта. В среднем в других странах мира для начала эксплуатации рудника необходимо потратить шесть лет на согласования и получение всех разрешений. В России федеральное и региональное правительства работают не в пример быстрее. Это однозначно позитивная практика и еще одна причина, по которой мы хотим инвестировать в Россию.

— Многие глобальные корпорации, такие как IKEA и Daimler, столкнулись в России с коррупцией. Сталкивалась ли ваша компания с этим явлением?

— Я не буду комментировать опыт других компаний, но мы не сталкивались с коррупцией. Мы считаем, что важно строить бизнес на добропорядочной основе. Поэтому мы делим свой коммерческий успех с государством, платя в казну налоги, стараясь повышать благосостояние жителей регионов, где располагаются наши предприятия, и выплачивая дивиденды нашим партнерам.

Это именно то, что должна делать социально ответственная компания.

— Что будет, если какой-либо чиновник предложит сотруднику Kinross внести некоторую сумму на определенный счет, чтобы проект был реализован быстрее? Каковы будут ваши действия?

— Мы не терпим таких ситуаций. Мы бы сразу сообщили о подобном инциденте властям. По моим данным, в России нам такие предложения никогда не поступали.

— В октябре вы участвовали в заседании совета по иностранным инвестициям при правительстве. Что-нибудь предложили?

— Да. Мы высказали ряд идей по смягчению инвестиционного климата в российской горнодобывающей отрасли и подтвердили свою готовность к дальнейшему сотрудничеству по этому вопросу. Мы предлагаем упростить процедуру подачи заявок на получение разведочных лицензий. Реализация такого рода предложений послужила бы мощным стимулом для иностранных компаний, которые ведут геологоразведочные работы на территории России, и укрепила бы уверенность компаний в том, что вслед за лицензиями на проведение поисково-разведочных работ они смогут получить и лицензии на добычу. В ходе встречи мы выступили с инициативой по созданию в России торговой площадки, на которой бы обращались бумаги работающих на территории России геологоразведочных предприятий. По нашему мнению, страна бы от этого только выиграла. Мы выступили с этим предложением, уже имея за плечами положительный опыт создания торговых площадок в Канаде, где они дали мощный толчок развитию отрасли. Думаю, что ситуация в России достаточно благоприятна для внедрения аналогичной модели.

— Вы имеете в виду создание специальных секций на существующих биржах?

— Да, думаю, что речь должна идти о специализированных секциях, куда бы могли обратиться как новички, планирующие расширить свое присутствие в российском горнодобывающем секторе, так и остальные компании, желающие работать в данном секторе. Мы надеемся привлечь внимание российских и иностранных компаний. Подобные площадки позволят привлекать средства и далее направлять их на финансирование буровых операций и ранних этапов освоения месторождений. Естественно, использование таких активов всегда сопряжено с риском. На раннем этапе объемы запасов месторождения неизвестны, а экономическая выгода неочевидна. Степень риска тоже высока, но, если повезет, можно получить большую прибыль. Мы считаем создание новых торговых площадок оптимальным методом освоения российской минерально-сырьевой базы и наилучшим способом воспользоваться всеми ее преимуществами. Например, на бирже в Торонто обращаются бумаги 1400 горнодобывающих компаний, проекты которых находятся на разных стадиях реализации. На Фондовой бирже Торонто существуют специальные правила, которые помогают начинающим компаниям преуспеть в геологоразведочной отрасли. Владимир Путин предложил нам конкретизировать свои идеи и внести их на рассмотрение правительства, и мы однозначно продолжим дискуссию с правительством на данную тему.

— У кого именно Kinross приобрела месторождения Двойное и Водораздельное? По словам руководителя ФАС, бенефициарами компании-продавца были российские бизнесмены Александр Абрамов, Александр Фролов и Давид Давидович.

— Мы приобрели эти месторождения у холдинговой компании Millhouse Capital.

— Сейчас золото, а вместе с ним и бумаги золотодобывающих компаний пользуются огромной популярностью. Многие эксперты опасаются, что на рынке золота раздувается новый пузырь. Готова ли компания Kinross к моменту, когда пузырь лопнет и цены рухнут вниз?

— Рост цен на золото не пузырь, и мы считаем, что рост цен продолжится по ряду причин. Со стороны инвесторов наблюдается повышенный спрос на золото, несмотря на то что объем предложения снижается. Целый ряд традиционных поставщиков золота, включая Южную Африку, Канаду, Австралию, сокращают добычу этого драгоценного металла. Россию, кстати, тоже можно включить в число таких стран. Динамика предложения золота необратимо меняется, а новые месторождения в глобальном масштабе открываются не так быстро. Поэтому мы считаем происходящее прелюдией к настоящему шторму на рынке золота. Во времена, когда среди инвесторов и на рынках царит неопределенность, спрос на золото будет сохраняться, так как подобные инвестиции рассматриваются как тихая гавань для финансов.

— Но ведь именно в этом и таится главная опасность: инвестиционный спрос на золото сейчас превышает промышленный. Но, как только прояснится ситуация с курсом основных валют, экономическим положением США и стран Еврозоны, инвесторы начнут фиксировать прибыль. И тогда цены на золото рухнут так, что даже спад цен на нефть покажется цветочками…

— Я не разделяю мнения, что инвесторов охватила золотая лихорадка. Думаю, что это разумная инвестиционная политика и в будущем еще больше инвесторов, включая центральные банки, пойдут по этому пути. Ведь в случае восстановления экономики остается риск инфляции, которая, как правило, еще больше укрепляет цены на золото. Именно поэтому я считаю, что назревает шторм, который будет сопровождаться дефляцией и ослаблением валют, но цены на золото останутся такими же высокими, как и сейчас. А если возобладает инфляционное давление и валюты укрепятся, то и эта ситуация будет способствовать поддержанию цен на золото. Такие экономические условия будут поддерживать цены на высоком уровне длительное время. Но даже при этом следует помнить, что мы разрабатываем каждое месторождение по 10-20 лет. И за такой период цены на золото могут взлетать и падать. Поэтому лучшая стратегия для нашей компании — продолжать развитие высокотехнологичных рудников с низкой себестоимостью добычи руды. Низкая себестоимость позволит поддерживать приемлемый коэффициент доходности даже в случае падения цен на золото. И это правило применимо к любой компании, стремящейся правильно строить свой бизнес на сырьевом рынке.

— Вы упомянули о снижении добычи золота в глобальном масштабе и о том, что количество месторождений с высоким содержанием золотоносных руд постепенно уменьшается. Добывать золото становится все сложнее. Где, по вашему мнению, находятся новые районы добычи золота?

— Есть целый ряд перспективных территорий, и Россия входит в их число. Могу назвать Северную Канаду, Аляску, Западную Африку и др. Ведущие золотодобывающие компании должны включить эти регионы в сферу своих интересов. — Два года назад UC Rusal номинировала вас в качестве независимого кандидата в совет директоров «Норильского никеля». Почему вы отказались от этого предложения?

— Меня попросили предложить свою кандидатуру в качестве директора «Норникеля», и я сделал это параллельно с другими кандидатами. Наверное, вы помните, что тогда между UC Rusal и «Норникелем» шел спор по составу совета директоров. Прежде чем спор был разрешен, вмешалось правительство, и мы отозвали свои кандидатуры. Что касается наших отношений с компанией «Русал», ситуация разрешилась мирно и в позитивном ключе.

— Сейчас «Норникель» замешан в новом конфликте между UC Rusal и «Интерросом». «Русал» снова искал независимых директоров по всему миру. Если бы вам предложили сейчас номинироваться в совет «Норникеля», вы бы согласились? — Наверное, я бы рассмотрел такое предложение, но такая ситуация слишком далека от реальности.

— В кризис Kinross провела еще одну блестящую сделку — с акциями Harry Winston Diamond Corp. Компания приобрела акции у Роберта Гэнникота, когда их стоимость почти достигла дна, а спустя год продала ему те же бумаги, заработав на них почти $400 млн. Кому принадлежала идея такой сделки?

— ( Смеется.) Мы несколько лет присматривались к алмазному руднику Diavik и к самой компании, так как Diavik — одна из лучших алмазных шахт мира. К тому же она находится на очень знакомой Kinross территории — в Северной Канаде, неподалеку от Северного полярного круга. Климат здесь схож с климатом местности в районе месторождений Купол на Чукотке или Форт-Нокс на Аляске. По мере развития кризиса мы обратили внимание на возможность приобрести долю в одной из лучших шахт по привлекательной цене. Мы не думали, что кризис продлится долго. Компания Kinross могла похвастаться стабильным финансовым положением и располагала достаточными наличными средствами. В результате мы произвели удачную инвестицию и за короткое время утроили вложенную сумму. Это была очень интересная сделка, принесшая высокую прибыль. Kinross никогда не теряет бдительности и всегда отслеживает наличие таких благоприятных ситуаций.-

УВЛЕЧЕНИЯ

ШХУНА «АТЛАНТИКА»

Президент Kinross — заядлый яхтсмен. Недавно Берт отреставрировал шхуну «Атлантика», на которой он плавает вдоль восточного побережья Канады в летние месяцы.

Фраза, наиболее точно определяющая наш метод ведения бизнеса, — «Мы идем туда, где есть золото».

О компании

Kinross Gold Corporation

ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ

АКЦИОНЕРЫ ( ДАННЫЕ BLOOMBERG): ПОЧТИ 100% АКЦИЙ — В СВОБОДНОМ ОБРАЩЕНИИ, КРУПНЕЙШИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ИНВЕСТОРЫ — BLACKROCK GROUP LIMITED (6,9%), FIDELITY MANAGEMENT & RESEARCH (6,2%). КАПИТАЛИЗАЦИЯ — $20,2 МЛРД. ФИНАНСОВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ (9 МЕСЯЦЕВ 2010 Г.):

ВЫРУЧКА — $2,1 МЛРД, ЧИСТАЯ ПРИБЫЛЬ — $561,3 МЛН.

Ведет разработку и добычу золота в Канаде, США, Бразилии, Чили, Эквадоре, Гане, России, Мавритании. Вероятные и доказанные запасы золота — 51 млн унций. Добыча золота (9 месяцев 2010 г.) — 1,8 млн унций.

Скачать PDF