Александр Омрыпкир: «Когда мы вместе — всегда сильнее»

21.08.2015 Источник: Крайний Север (ks87.ru), Анадырь

Марина Копылова

Во время недавнего визита в Билибинский район Александр Александрович поделился с «ЗЧ» своими размышлениями о судьбе оленеводов, рассказал, что увидел, побывав на «Куполе» и напомнил о том, как использовать рычаги административного ресурса на местах.
О СЕБЕ. За долгие годы привык, что знакомые зовут меня просто Сан Саныч, это вроде как пароль и даже удобно (смеется-ред.). Сколько себя помню: ни в детстве, ни в юности у меня не было так называемых «кликух», а тут раз — кто-то придумал «Сан Саныч», звучит почти от английского как «сын солнца» — мне понравилось!

После отчетно — выборной Конференции Ассоциации в марте 2015 года, жители города и депутаты вновь поддержали мою кандидатуру на председателя Совета старейшин на ближайшие четыре года. Для себя, в общем- то, считаю это кредитом доверия.

О РАБОТЕ НА МЕСТАХ. В этом году мы отметили 25 — летие общественной организации «Ассоциация коренных малочисленных народов Чукотки». Некоторые считают, что это мое детище, у меня же другое мнение: детище, прежде всего, тех людей, которые начинали работать в этом направлении. Та же Лариса Абрютина и другие неравнодушные люди, открывавшие первичные, районные организации еще 24 года назад. Это детище тех людей, которые добровольно взялись тянуть лямку, может быть, даже в ущерб для себя, для своих родных, ведь на них времени почти не остается. Они болеют за своих друзей, за соседей, может быть, даже за людей совсем не близких к себе, а просто за тех, у кого есть трудности.

Вот Вы мне задаете вопрос, как я оцениваю деятельность Ассоциации, а было бы неправильно, наверное, если бы я лично оценивал. Но если так уже говорить прямо, то пока не все складно получается. Особенно на местах. Будучи на «Куполе», я долго общался с коренными жителями, которые там работают, встречался с активом филиала Ассоциации, делал выводы. С молодежью разговаривал в Кепервееме, когда там праздновали День молодежи. Они говорят: «Мы ведь хорошо информированы как работает Чаунская организация (филиал АКМНЧ — ред.): почему у нас не все получается как у них?». Вот оценка людей, которые здесь живут и она важнее всего.

Конечно, мы тоже информированы о том, как работает эта система. К примеру, в Чаунском, до того, как ушел в отставку Игорь Ранав и повысили в должности Елену Александровну Евтюхову, у них всегда там все получалось, и мы их ставили другим в пример. Сейчас неплохо стал работать Провиденский филиал, там тоже появились свои лидеры, хотя мы долго шли к тому, чтобы там все заработало.

За 25 лет существования Ассоциации, могу точно сказать, мы никого за уши не тянули туда, ведь если люди не хотят, то их не заставишь хорошо работать. Иначе на практике как получается? Вот ты нас создал ты и работай. Но никто не приедет и не станет работать за филиалы. Нами каждый год проводятся окружные конференции, куда приезжают руководители филиалов, делегаты, приглашенные из районов с тем, чтобы люди немножко учились у коллег, не стеснялись спросить. Но при этом наездами все не решишь. Надо самим собраться и посмотреть: почему в Чаунском получается, а у нас нет. Вот и я, надо сказать, со страхом и даже некоторым сомнением думал, что же будет, когда из Певека и Чаунского района ушли лидеры, дай бог, чтобы они себе смену хорошую подготовили.

О САМОСБЕРЕЖЕНИИ НАРОДА. Что касается традиций и культуры, то с этим, наверное, все сложнее… Мы, к сожалению, наблюдаем, что у нас с языками народов Севера не все так здорово. Мало того, что мы уже потеряли не только чукотский язык, кстати, у чукчей было три языка — вы об этом знаете? Я не говорю про диалекты! Был чисто мужской язык, абсолютно женский язык и детский язык: с ребенком разговаривали на его языке. У чукчей, к примеру, не было понятия: старый или молодой. Вот он родился и все — он человек! А то, что он маленький и не умеет разговаривать, так для него придумали язык. И с ним на этом языке говорили. Я не знаю, почему нельзя расспросить того же Федора Ходъяло про оленеводство. Надо много времени, терпения? И не потому, что он Герой соцтруда. Нет. А потому, что он и его дед, и весь его род доказали свое мастерство. А про то, что есть эвенское оленеводство, вообще никто не говорит! Мы везде говорим про чукотское оленеводство, а это, извините, не одно и то же. К слову сказать, тех же метеорологов спрашиваю: хоть какие- то записи вы делаете по климату из традиционных знаний от тех же охотников, они же это изучали веками? Нет, говорят. Страшно по той причине, что мы теряем много традиционных знаний. И собирать их некому.

О СОТРУДНИЧЕСТВЕ. Мое появление в ваших краях связано, в первую очередь, с тем, что подписанное в свое время Соглашение с Чукотской горно -геологической компанией содержит одно из следующих условий: компания каждый год должна открывать свои двери, для коренных жителей, чтобы те сами видели как и над чем работает предприятие, насколько оно экологично и безопасно. Мне как — то все не удавалось то по состоянию здоровья, то по своей занятости там побывать, а в этот раз я их посетил и убедился, что меня не обманывали в своих оценках другие. С экологией там полный порядок! И то, что вокруг «Купола» пасется целое стадо оленей, я своими глазами видел, и то, что там семья медведей живет — видел следы, как лисица бежит и несет что-то в зубах, а у нее соски, значит, есть малыши, а обзаводятся потомством зверье там, где чувствует безопасность — все это тоже подтверждение качества природосбережения на месторождении.

О ПРЕЕМСТВЕННОСТИ: К великому сожалению я не бывал в оленеводческих хозяйствах вашего района. Во- первых, редко бываю на местах, это связано с отсутствием денег в Ассоциации на такие цели. Я приехал сюда без командировочных и по личной инициативе, но это так, к слову. Конечно, хотелось бы побывать в бригадах, но реальной возможности нет. Много надо денег, чтобы добраться, сами знаете. Кстати, когда я встречался с молодежью в Кепервееме, а там были жители и Анюйска, и Омолона, и Илирнея, и Билибино, и знаете, какой вопрос задавали по многу раз? Про оленеводов. Когда, наконец, серьезно повернутся к проблемам оленеводства. Понимаете, как замечательно, что это волнует молодежь! Но мне кажется, отправлять туда молодых при той системе оленеводства, которая есть у нас в стране и, в частности, на Чукотке, это, как минимум, как в позапрошлый век их направить — я про отсталость технологии. Я изнутри всю эту систему знаю, поскольку в ней родился и вырос, потому могу судить.

Обидно, что по оленеводству серьезного учебного материала нет. Мне посчастливилось побывать во множестве крупных библиотек Анкориджа, Стокгольма, Торонто, я проштудировал в Ленинской библиотеке литературу — нигде не нашел. Знаете почему? Технология ведения оленеводства передается только по прямой, по наследству. И то только одному сыну. Даже если у оленевода десять сыновей из десяти он выберет одного, того, который своим отношением к делу, своими качествами доказал, что именно он этого достоин больше. Это не зависит от возраста. Кто правил в бригаде раньше? Не бригадир, а пастух. Бригадир он, как правило, учетчик, потому что немножко грамотный. Не всегда это совпадало, что знаток оленеводства — это бригадир.

ОБ ОПЫТЕ. Почему мы делаем ставку на молодежь? Мы уже провели три Школы молодого лидера. Помню, когда в первый раз появились эти сорок человек с полупотухшими глазами практически из всех сел. Провели с ними первую школу, отработали на второй, и уже совсем другие ребята стали! Ребята почувствовали, что их увидели, их услышали, в них поверили. Когда последний раз проводил с ними встречу, то они уже себя называют «МЫ». Я уже и пожилым говорю: надо формировать какие- то Общественные советы, объединения, если хотите помочь молодежи, помочь действующим представительствам. Иначе кто и как будет передавать традиционные знания, без которых, наверное, тех же морских охотников не было бы сегодня уже.

Когда спрашивал: а вы знаете депутатов городского или районного Совета? Понятия не имеем, отвечают, кто в нем такие, когда избирали. Я говорю: «Вопросы есть?», те: «Есть», я им: «Вот к ним и идите!». Депутатов Советов избирали ведь не для того, чтобы они, к примеру, проголосовали раз в год за бюджет, а с тем, чтобы они работали на местах. А просто на главу района все сваливать, раз он один на виду всегда, неправильно.

О ВОЗМОЖНОСТЯХ: У меня 23 года госслужбы за плечами и опыт законодательной деятельности. И другие представители коренных малочисленных народов Чукотки сегодня входят в состав законодательной и исполнительной власти округа, множества комитетов и комиссий, а также местного самоуправления. Особенно мне бы хотелось, чтобы во благо населения эти рычаги на местном уровне использовались. К примеру, у вас есть прекрасная сотрудница Администрации Попова Светлана Викторовна, которая вошла в состав органов муниципальной власти и не просто в аппарат, а именно заместителем главы района, и дай бог, чтобы все получалось. Есть у вас представитель Управления по делам народов Севера Серегина Наталья Викторовна. Вы обратили внимание на то, что повсеместно создаются так называемые Общественные советы на разных уровнях власти? Ведь это тоже форма влияния на различные процессы и ее надо использовать. Например, для думающего, активного руководителя это взаимодействие с населением и возможность советоваться. Некоторые спрашивают, зачем в Анадыре так много всех? И Ассоциация КМНЧ, и Союз морзверобоев, и Союз оленеводов, и «Чечеткин вытгав»… А мы говорим: это важно, потому что там работают профессионалы. И в состав президиума, и в Совет старейшин входят представители этих общественных движений. Они нам рекомендуют своих представителей и мы их даже не выбираем. Может, сам я этого человека впервые увидел, но это человек, предложенный этими общественными организациями, и я уже верю в него. Я за взаимодействие.

СПРАВКА «ЗЧ»
Омрыпкир Александр Александрович Родился 28 декабря 1949 г. в с. Сиреники Провиденского района в семье оленевода. В 1976 г. окончил Благовещенский сельскохозяйственный институт по специальности «Зооинженер». В 1988 г. окончил Хабаровскую высшую партийную школу. Работал в сельскохозяйственной отрасли округа, а с 1981 г. до 1990 г. — в органах государственной власти. В 1990 г. стал участником создания первого общественного объединения коренных жителей Чукотки, которое и возглавил. В настоящий момент председатель Совета старейшин АКМНЧ.